Rambler's Top100
Наука и техника 08.05.00 Здравствуйте, в студии - Владимир Фрадкин.

     Вопрос о том, можно ли целенаправленно управлять атмосферными процессами, уже давно из области не слишком научной фантастики перекочевал в область научно-технической практики. Технологии, позволяющие "манипулировать погодой", могут в перспективе сыграть большую положительную роль, если иметь в виду их мирное использования. Однако эти же технологии вызывают пристальный интерес и у военных. Что, естественно, усиливает позиции тех экспертов, которые выступают против искусственного вмешательства в естественные атмосферные процессы. Они считают, что такое вмешательство - даже в мирных, а уж тем более в военных целях, - чревато серьёзными бедами для человечества. И всё же исследования в этом направлении ведутся - причём как в Европе, так и за океаном. Послушайте репортаж Виталия Волкова.

     В центре Аляски, в одном из самых безлюдных районов этого и без того не слишком густо населённого американского штата, военно-морские и военно-воздушные силы США вот уже восьмой год продолжают совместно осуществлять проект, именуемый "HAARP". Загадочная аббревиатура расшифровывается как High Frequency Active Auroral Research Program, что в переводе означает "Программа высокочастного активного изучения полярных сияний". Возводимый в снегах Аляски объект представляет собой огромное антенное поле общей площадью более 13-ти гектаров. Из предусмотренных планом 180-ти антенн 48 уже функционируют. Формально проект носит не столько военный, сколько научный характер, его цель - изучение физических и электрических свойств земной ионосферы.

     Ионосфера - это самый верхний слой атмосферы, он начинается на высоте около 50-ти километров и простирается до границы магнитосферы Земли. Ионосфера содержит большое количество ионизированных молекул и свободных электронов и является щитом, оберегающим Землю от смертоносного потока солнечной радиации. Собственно, и самим своим возникновением ионосфера в значительной мере обязана Солнцу. Ядерные процессы, происходящие на поверхности светила, сопровождаются истечением плазмы в межпланетное пространство. Этот так называемый солнечный ветер мог бы истребить всё живое на нашей планете, если бы не защитный барьер - магнитное поле Земли, отражающее большую часть заряженных частиц. Однако для ультрафиолетового и рентгеновского излучения магнитное поле Земли - не преграда. Это излучение проникает в верхние слои атмосферы, сталкивается там с молекулами воздуха и вызывает их ионизацию. Вокруг планеты образуется плазменная оболочка, препятствующая дальнейшему проникновению радиации.

     Ионосфера издавна привлекала внимание учёных - уже хотя бы потому, что обеспечивала возможность дальней радиосвязи. Правда, способность ионосферы отражать, поглощать или пропускать радиосигналы той или иной длины волны зависит не только от высоты данного ионосферного слоя, но и от времени года и даже от времени суток. После появления геостационарных спутников, которые позволили наладить надёжную связь в диапазоне дециметровых и сантиметровых волн, свободно проникающих сквозь ионосферу, интерес к её изучению несколько угас. Но затем у военных возникла новая идея. Дело в том, что атомные подводные лодки - один из самых эффективных видов вооружения - могут месяцами не подниматься на поверхность, но при этом они практически отрезаны от внешнего мира, поскольку обычные радиоволны не проникают сквозь толщу воды. Иное дело - волны очень низкой частоты и, соответственно, очень большой длины. Но для их излучения необходимы антенны протяжённостью в тысячи километров. Использовать ионосферу в качестве такой антенны - в этом и состояла идея. Между тем, находящаяся в постоянном движении плазма ионосферы имеет более или менее упорядоченную структуру только у полюсов Земли - там, где сходятся силовые линии магнитного поля. Так возник и начал осуществляться проект "HAARP" на Аляске.

     Впрочем, многие эксперты полагают, что проводимые там сегодня вдали от посторонних глаз наблюдения и эксперименты выходят далеко за рамки военно-навигационных задач и уж тем более - за рамки сугубо гражданских научных исследований. Не исключено, что на Аляске ставятся эксперименты по целенаправленному изменению погоды посредством воздействия радиоволнами на атмосферные процессы. О том, какими возможностями обладает антенное поле "HAARP", говорит доктор Бернард Истлунд, физик, выдвинувший саму идею этого проекта и стоявший у его истоков: До 3-х миллионов ватт - такую мощность излучения способна обеспечить установка "HAARP". Причём антенное поле "HAARP" столь огромно, что позволяет, не прибегая к помощи подвижных платформ, прицельно посылать пучки высокой энергии в любую заданную область ионосферы, осуществляя таким образом локальный нагрев определённых её участков.

     Однако зачем выстреливать столь мощным энергетическим зарядом "в небо"? Дело в том, что солнечный ветер создаёт в ионосфере гигансткий электрический потенциал. А поскольку плазма электропроводна, то над Землёй циркулируют токи силой до миллиона ампер. Кстати, полярное сияние как раз и является зримым свидетельством существования этих гигантских электрических цепей над полюсами нашей планеты. По мнению ряда специалистов, так называемые "струи электричества" в ионосфере существенно влияют на многие атмосферные процессы. Здесь-то и кроется возможность манипулировать погодой. Бернард Истлунд говорит: Одна из нынешних целей проекта "HAARP" - воздействовать на эти электрические струи в ионосфере. Есть данные, что таким образом можно изменять, скажем, розу ветров на больших высотах. А значит, "HAARP" способен до некоторой степени влиять и на погоду.

     Аналогичные антенны используются учёными и по другую сторону Атлантики. Научная ассоциация "EISCAT", объединяющая норвежских, шведских, финских, японских, французских, британских и немецких исследователей, располагает рядом объектов на севере Скандинавии. Сокращение "EISCAT" означает European Incoherent Scatter, то есть "Европейское некогерентное рассеяние". Правда, сотрудники ассоциации гораздо более скептически и осторожно относятся к возможностям человека влиять на погоду.

     Это на сегодняшний день очень важная тема для исследований - имеет ли место взаимосвязь между ионосферой и нижними слоями атмосферы. Если такая взаимосвязь и имеется, то она крайне незначительна. Иными словами, она может проявляться в очень медленных процессах вроде изменения климата. Но к оперативному управлению погодой всё это не имеет никакого отношения, - - считает профессор Кристиан Шлегель. Что же касается военного аспекта исследований...

     Мы работали с американскими учёными, проводили совместные эксперименты.

     Единственное, от чего мы решительно отказались - так это от сотрудничества с американскими военными, которые обратились к нам с просьбой разрешить им использовать нашу установку для своих целей. После этого отказа военные специалисты США - видимо, более оптимистично оценивающие перспективы целенаправленного воздействия на погоду, - активизировали работу над проектом "HAARP".

     Правда, сам изобретатель "HAARP" - Бернард Истлунд - сегодня трудится над реализацией новой идеи. Его цель - борьба со смерчами. Это стихийное бедствие, от которого страдают южные штаты США, уносят из года в год сотни жизней и причиняют материальный ущерб, исчисляемый миллиардами долларов. (Кстати, то, что тайфуны, ураганы и смерчи связаны с электрическим полем вокруг Земли, подтверждает и новый способ их прогнозирования: вместо общепринятого сейчас измерения скорости ветра специалисты НАСА намерены наблюдать со спутников за частотой молний: чем чаще разряды, тем выше вероятность возникновения торнадо). Бернард Истлунд собирается уничтожать смерчи в буквальном смысле слова в зародыше, используя для этого мощное микроволновое излучение. Учёный планирует создать новую спутниковую систему: Смерч возникает там, где тёплый сухой воздух поднимается вверх, а холодный и влажный воздух опускается вниз. Эти два встречных потока - восходящий и нисходящий - закручиваются друг вокруг друга. Спутники, которые я намерен использовать для моего проекта, устроены так, что в состоянии распознать возникновение этой ситуации ещё до того, как начнётся процесс зарождения смерча. А затем микроволновый излучатель, расположенный на спутнике, направляет пучок энергии в поток холодного воздуха. Тот прогревается, в результате никакого закручивания двух потоков не происходит, и разрушительный смерч просто не возникает, - - говорит Бернард Истлунд.

     Тот же принцип может помочь ограничивать зону действия ураганов и тайфунов. Как считает Бернард Истлунд, потребность в механизмах управления такими явлениями природы, как ураганы и смерчи, становится всё очевиднее: По мере того, как глобальное потепление продолжается, погода становится всё хуже и хуже. Между тем, значительная часть населения Земли живёт в регионах, предрасположенных к стихийным бедствиям. Для этих людей недостаточно обычных мер по сокращению эмиссии углекислого газа - нужно предпринимать более кардинальные шаги по борьбе со смерчами и ураганами.

     Техническая основа для проекта Бернарда Истлунда уже имеется: американско-японские спутники системы "TRMM" - Tropical Rainfall Measuring Mission, то есть "Миссия измерения тропических дождей" - оборудованы специальными радарами, способными справиться с новыми задачами, тем более, что сегодня они следят за погодой именно в тех регионах, которые и предстоит бомбардировать из микроволновых пушек. Так что реализация проекта упирается лишь в необходимость установить на спутниках излучатели нужной мощности. Правда, у этого способа есть и оборотная сторона - военная. Ведь тот же способ, который годится для предотвращения смерчей, может быть использован и для их искусственного создания. Но сам изобретатель уверен, что это обстоятельство тем более должно способствовать скорейшей реализации проекта: Другой вопрос - как предотвратить использование этой технологии в военных целях. Поверьте мне, военные уже сегодня в состоянии всё это построить сами, но вовсе не для того, чтобы бороться со смерчами. Поэтому я убеждён: если мой спутник будет создан, то его эксплуатацией должна заниматься группа учёных из самых разных стран - это и станет гарантией против использования его в антигуманных целях.

     Иными словами, вопрос о том, будут ли производиться манипуляции с погодой, видимо, уже не стоит. А вот к чему приведут такие действия - пока неизвестно.

     Последствия глобального изменения климата, парниковый эффект и его воздействие на биосферу изучают и швейцарские учёные. Но уж их программа исследований, надо полагать, никак не связана с нуждами военных: сотрудники Базельского университета пытаются выяснить, как лесные массивы реагируют на повышение концентрации углекислого газа в атмосфере.

     Анализируя состав воздуха в пробах льда, извлечённых с разной глубины в Гренландии, швейцарские специалисты получили как бы доступ в архив, хранящий данные о концентрации тех или иных газов в земной атмосфере в разные исторические эпохи. Оказалось, что на протяжении четырехсот тысяч лет концентрация углекислого газа претерпевала периодические колебания, укладываясь в интервал от 200 до 280 миллиграммов на килограмм. Очередной пик пришёлся на 1750-й год. Однако затем произошло не падение концентрации СО2, как это неизменно бывало прежде, а напротив, её дальнейший неуклонный рост. Между тем, СО2 является одним из главных виновников парникового эффекта, ответственного за глобальное потепление климата. Этот процесс вызывает у специалистов во всём мире нешуточную тревогу.

     Причины, вызвавшие, начиная с середины 18-го века, рост содержания углекислого газа в атмосфере, ни для кого не секрет. Учёные единодушно связывают этот процесс с началом активного сжигания ископаемых энергоносителей. До этого круговорот углекислого газа носил сбалансированный характер: между атмосферой - с одной стороны, и биосферой и океанами - с другой сохранялось равновесие. Но затем оно оказалось нарушено. Сегодня в атмосферу ежегодно выбрасываются лишних 7 миллиардов тонн углекислого газа. 2 миллиарда из них оседают в океаны, 3 миллиарда остаются в атмосфере. А вот судьба ещё 2-х миллиардов точно неизвестна. Учёные полагают, что они поглощаются лесами и почвой. Но так ли это, а если да, то как этот процесс отразится на состоянии лесных массивов? Ответ на эти вопросы ищет биолог из Базельского университета Кристиан Кёрнер. В течение трёх лет он намерен наблюдать за деревьями, растущими на отданном ему под исследование участке леса площадью в полгектара.

     На таком вот участке, покрытом лесом, в деревьях сконцентрировано примерно по 200 тонн углерода на каждом гектаре. А в почве, в перегное - ещё 200, а то и 300 тонн, - - говорит Кристиан Кёрнер.

     Учёный искуственно "загазовывает" свой лес, подводя СО2 по системе шлангов как к молодой поросли, так и к взрослым деревьям. Концентрация подводимого углекислого газа соответствует той, которая, согласно прогнозам, ожидается на Земле в ближайшие 50-100 лет. Весьма существенно и то, что на участке, выделенном под эксперимент, представлены десять самых распространённых в Европе пород деревьев.

     Оказалось, во-первых, что каждая порода реагирует на рост концентрации СО2 по-своему, и во-вторых, что реакция зависит от условий освещённости. На солнце сильнее реагирует бук, в тени - ель, дуб - где-то посередине. Но в целом уже ясно, что повышение концентрации углекислого газа снижает способность деревьев поглощать влагу. Одним из последствий такого явления может быть увеличение содержания воды в почве, что при обильных осадках грозит наводнением. Главная же задача нашего проекта - показать, какой комплекс реакций дают на повышение концентрации СО2 взрослые деревья, находящиеся в естественных условиях леса.

     Это был репортаж Виталия Волкова. Вот и всё на сегодня. Я, Владимир Фрадкин, прощаюсь с вами - до следующей встречи ровно через неделю.


Рейтинг@Mail.ru