Rambler's Top100
Ангелы и плазмоиды Размещено necton включено 12.1.04 03:03 (62 просмотров) ( статья из газеты "Правда" ?109 от 1-2 октября 2002 года) До сих пор естественные источники энергии считались самыми мощными на нашей планете. Что человеческое может сравниться по силе с волной цунами? Или с выбросами термоядерной энергии в солнечных протуберанцах? Однако теперь ситуация изменилась. По крайней мере, в одной точке земного шара. Излучение американской установки HAARP на Аляске превышает мощность естественного излучения Солнца в диапазоне 10 мегагерц на пять-шесть порядков. То есть в 100.000 - 1.000.000 раз. Чтобы не было вопросов - не опечатка ли в газете? - повторяем эти числа прописью: в сто тысяч - один миллион раз.

     Наверное, когда-нибудь этот факт войдет в историю как очередное достижение человеческого разума. Но сегодня американский излучатель HAARP - прежде всего проблема для земной цивилизации. Соединенные Штаты, не шутя, угрожают всему человечеству.

     "Правда" написала об этом в двух номерах.

     Интервью Владимиру Вострухину дали председатель Комитета Госдумы по обороне генерал армии Андрей Николаев и заместитель председателя Комитета по информационной политике Татьяна Астраханкина. Первый материал назывался "Американцы готовят глобальное оружие против всех и глобальный теракт против своего населения". Второй - "Остановите HAARP!" Однако после этих публикаций даже в среде технически подготовленных читателей возникло определенное недоверие. Информация в "Правде" очень уж напоминала голливудские фильмы ужасов с сюжетами про интеллектуал-маньяков, мечтающих уничтожить всю планету, В частности, Татьяна Астраханкина столкнулась с такой реакцией во время служебной командировки в Кронштадт.

     Что ж, раз сомнения возникли, значит, требуются дополнительные разъяснения.

     Сегодня Владимир ВОСТРУХИН беседует с Юрием ПЕРУНОВЫМ, ученым-радиотехником, ведущим советским и российским специалистом в области изучения взаимодействия высокочастотных электромагнитных излучений с околоземной средой.

     До конца восьмидесятых годов он интенсивно исследовал как раз ту область, которую сегодня монополизировал HAARP. Финансирование наших работ по непонятным причинам было прекращено. Сейчас Юрий Перунов - генеральный конструктор одного из научно-технических направлений в Российском агентстве систем управления, предприятия которого по-прежнему располагают всеми возможностями для продолжения исследований.

     Отечественным и зарубежным читателям, сомневающимся до сих пор, скажем еще вот что. Вся информация, содержащаяся в нижеприведенном тексте, была перепроверена нами в компетентных инстанциях.

     - Юрий Митрофанович, вот ведь какая странная ситуация возникла. Наш отечественный читатель сомневается, мировая общественность просто молчит - значит, тоже не верит. А американцы тем временем со страшной силой куют себе геофизическое оружие. Что делать будем? - Владимир, вы меня простите, но у меня тоже есть кое-какие замечания к вашим интервью с Николаевым и Астраханкиной. Вы вот часто употребляете этот термин - геофизическое оружие.

     А он не вполне точен. По определению, геофизическое оружие - это оружие, которое влияет на среду обитания, изменяет ее с целью воздействия на биологические объекты, в том числе и на человека.

     - И что я не так сказал? - Говоря так, вы сужаете возможности и сферу вероятного военного применения HAARP. Давайте мы сначала разберемся в том, какие физические процессы происходят, когда включаются высокочастотные излучатели.

     - Давайте.

     - Своим сверхмощным излучением HAARP воздействует прежде всего на ионосферу Земли. Это такой слой околоземного пространства, который заполнен активными ионизированными атомами. Понятно, что излучение, воздействуя на атомы, дает дополнительную энергию и их электронные оболочки увеличиваются.

     - Сильно? - Достаточно! Примерно в 150 раз по сравнению с нормальным состоянием. Такие активные атомы называются сверхбольшими, а сам процесс - накачкой. Первое, что происходит в ионосфере при накачке излучением со специально подобранными параметрами, - это возникают плазмоиды. Искусственные ионизированные образования с высокоэнергетическим состоянием атомов.

     - Их можно увидеть? - Просто глазами или, скажем, в оптический телескоп - практически невозможно. Хотя искусственные плазмоиды достаточно велики - обычно несколько десятков километров. Зато их хорошо видно на радарах. От плазмоида на экране возникает мощная засветка, словно от большой воздушной цели. Были случаи, когда в район с координатами засветки направлялись истребители. Прилетают, а там - пусто. Кое-кто, увидев такую необычную картинку на экране, начинал вспоминать НЛО. Ну а мы эти засветки на экранах радаров называли ангелами.

     - Почему - ангелами? - Шутили так. Сейчас такая шутка прозвучала бы не вполне корректно, а тогда... Вроде ничего нет, а засветка есть. Чудо! Ангел пролетел...

     - Кстати, впервые о плазмоидах заговорили журналисты с RenTV. И как раз в связи с НЛО. Документальный фильм, который они показали в эфире, так и назывался: "НЛО. Жизнь за колючей проволокой".

     - Ну и напрасно они связывают несвязуемое. Собственно говоря, лично я изучением НЛО никогда не занимался, и физическая суть этого явления мне неизвестна.

     А вот что такое плазмоид, мы в своих исследованиях определяли абсолютно четко. Физические признаки плазмоидов мы сначала вывели, можно сказать, на кончике пера, а затем подтвердили теоретические результаты экспериментально. Наши станции контроля без проблем принимали и идентифицировали сигналы от этих ионосферных образований. Мы проводили спектральный анализ сигналов. Четко определяли направление движения плазмоида, размеры, время жизни, энергетические характеристики и так далее. Искусственно созданный плазмоид может быть использован для совершенно мирных целей. При определенных параметрах излучения накачки он превращается в гигантское зеркало, которое отражает радиоволны и, таким образом, увеличивает дальность и качество радиосвязи. Однако при другой накачке он может, наоборот, поглощать радиоволны и, таким образом, прекращать всякую радиосвязь. Это уже легко использовать в военных целях. Например, разрушить информационные каналы, которые обеспечивают навигацию судов, самолетов и так далее в заранее определенном районе земного шара. Если же создать условия, чтобы ионизированный атом "сбросил" дополнителъно полученную энергию, то это будет как излучение лазера.

     Теперь представьте себе, что мы умеем заставлять все сверхбольшие атомы, из которых состоит плазмоид, синхронно "сбрасывать" энергию накачки. Тогда получается, что триллионы и триллионы крошечных, но очень мощных лазеров одновременно посылают энергетический импульс на землю. Так решается задача функционального поражения электронных систем противника. То есть на каком-то участке земной поверхности может быть прекращено использование всех видов оружия, оснащенных электроникой.

     - На любом участке? - Излучающие установки типа HAARP у американцев есть пока только в Северном полушарии. Накачка может идти одновременно из двух точек - со стороны Скандинавии, из Тромсё, и с Аляски, с военного полигона Гаккона. Это дает возможность формировать плазмоиды и целенаправленно перемещать их в любую точку над поверхностью всего Северного полушария планеты. Для нашей страны это означает практически полное накрытие с запада на восток, от Калининграда до Камчатки, и с севера на юг примерно до сорок пятой параллели. То есть до уровня Краснодара и Ставрополя. Если американцы построят установку типа HAARP и в Южном полушарии, то после этого будут накрыты также все страны, расположенные с южной стороны экватора.

     - Накрыты - чем? - Возможностью такого воздействия, которое я вам только что описал. Кроме того, надо иметь в виду, что сверхбольшие атомы - это нелинейные системы. То есть накачивают их одним типом излучения, а посылать на землю - или в другом направлении - они могут совершенно иной тип излучения. Причем это управляемый процесс. При определенных параметрах накачки сверхбольшие атомы сбрасывают импульсы волн такого типа и такого уровня, которые могут воздействовать на психику живого, в том числе и человека.

     Вот это, собственно говоря, и называется геофизическим оружием. И если уж быть предельно корректным, то пока надо говорить о возможности использования установок типа HAARP как элементов геофизического оружия.

     Наконец, последнее, что надо сказать о возможном негативном использовании плазмоидов. Ионосфера, тропосфера и атмосфера настолько взаимно увязаны, что воздействие на одну из них обязательно приводит к воздействию на другие. Наши фундаментальные исследования позволяют сказать: возмущения в ионосфере, которыми являются искусственные плазмоиды, с высокой степенью вероятности будут передаваться на тропосферу и атмосферу. И в принципе могут иметь место изменения климата или влияние на климат. Однако пока корректно будет говорить лишь о возможности использования установок типа HAARP также в качестве элементов климатического оружия. Другими словами, то, что может дать военным HAARP, следует называть многофункциональным физическим оружием.

     - То есть катастрофические наводнения в Европе и на юге нашей страны - это все-таки американских рук дело? - Я не знаю.

     - А кто ж тогда знает? - В нашей стране - никто.

     - Почему? - Потому что у нас практически нет станций контроля за ионосферой.

     - Куда же они подевались? - В одночасье были списаны и проданы как металлолом.

     - Кем? - Ну, вы спросили...

     - Так. И что теперь? - Теперь мы не знаем, что происходит в ионосфере над территорией нашей страны. Установки типа HAARP работают, этого никто не скрывает. То есть искусственные плазмоиды все время формируются. Наши теоретические работы убедительно показывают: в таком случае вероятность влияния на климат весьма высока. Но как конкретно HAARP изменяет климат - это надо исследовать. Просто взять приборы и померить параметры ионосферы. Не один раз, естественно, а в режиме мониторинга. Связано ли нынешнее засушливое лето в центре России с работой HAARP? Почему все циклоны, кроме двух, очень небольших, двигались исключительно по северу и по югу, старательно огибая центр? Вызвано это искусственными плазмоидами или нет? Мы не можем ответить на такие вопросы, потому что не знаем, что происходило этим летом у нас над головой. А что сейчас происходит?.. Видите, какая проблема: мы точно знаем, что может случиться, но нам абсолютно неизвестно, что на самом деле есть! И, значит, мы не можем предъявить американцам зафиксированные факты.

     - Погодите, но ведь в Европе станции контроля за ионосферой не проданы на металлолом? Европейцы-то могут сказать, что и где было? - Боюсь, все не так просто.

     Страны, которые располагают соответствующей контрольной аппаратурой, - это в основном страны НАТО. Захотят они выступить с обвинениями против своего лидера, США? Сомневаюсь.

     - Генерал Андрей Николаев еще говорил мне, что излучение установок типа HAARP способно вызвать любые техногенные катастрофы. Вы можете это подтвердить? - Я ведь уже сказал: я не знаю, потому что у меня нет данных. А данных нет, потому что нет станций контроля. Единственное, что я имею право ответить вам, - так это то, что у специалистов моего профиля вызывают большую озабоченность участившиеся случаи падения гражданских и военных самолетов и вертолетов, в том числе самых надежных конструкций. А также случаи взрывов складов с боеприпасами. Но ни подтвердить, ни опровергнуть слова генерала Николаева я не могу.

     - Юрий Митрофанович, а что это за игры такие - в наводнение, в сбивание самолетов? Кто, интересно, так вот развлекается? Я думал, что после изобретения ядерного оружия претенденты на мировое господство как-то поутихли.

     - Не знаю, кто бы мог ответить вам на такой вопрос. Зато я точно знаю, что мировая экономика находится в глубоком кризисе. Выход из него некоторые промышленно развитые страны видят в гонке новых вооружений. Это само по себе плохо. Но, кроме того, дальнейшие работы по программе HAARP дадут американцам реальную и скорую возможность получить в свои руки не только геофизическое и климатическое, но и психотронное ору-жие. Грубо говоря, однажды утром, люди проснутся и даже не смогут понять, что их мысли, желания, вкусы, их выбор еды и одежды, настроение и политические взгляды определяются оператором установки типа HAARP. У меня есть основания полагать, что именно близость к созданию психотронного оружия была одной из главных причин, из-за которых все результаты исследований по HAARP в 1997 году были засекречены.

     - Свинство какое... Зачем это надо - лезть в наши головы со своим излучением? - Во-первых, появится возможность разделить человечество на две части. Очень узкий слой мировой элиты - и все остальные. Во-вторых, появится гарантия от революций, волнений и тому подобных проблем, которые были головной болью правящих элит всех времен и народов. Перестанет, наконец, сниться этот ночной кошмар западного общества - избиратели, о которых нужно заботиться в промежутке между выборами.

     А начнется это, возможно, с установления совершенно нового типа отношений между производителем и потребителем. Помните первые опыты воздействия на подсознание с помощью двадцать пятого кадра? - Это когда в фильм через каждую секунду, то есть через двадцать четыре кадра, вставляли двадцать пятый, рекламный? Чисто интеллектуально он даже не фиксировался, но подсознанием усваивался.

     - Да. Люди вдруг шли и покупали в магазинах именно то, что было заказано двадцать пятым кадром. Но HAARP, конечно, лучше двадцать пятого кадра, это принципиально другой уровень...

     - Лучше в смысле - хуже? - В смысле - страшнее.

     - А в Советском Союзе велись разработки многоцелевого физического оружия? Вы создавали плазмоиды? - Нет, искусственными плазмоидами мы не занимались. Задачи создания такого оружия у нас не стояло. Была другая задача: нейтрализовать систему СОИ, которую американцы тогда активно двигали вперед. Для этого мы искали в околоземном пространстве естественные, природные плазмоиды. Они много меньше искусственных. Возникают как следствие вспышек на Солнце, магнитных бурь и всего прочего по одному, по два, по три штуки в сутки. И так же быстро рассасываются. Мы нарабатывали теоретические основы и практические результаты по использованию природных плазмоидов для защиты от "звездных вой н".

     - Это про вас тогда Горбачев сказал Рейгану, что у Советского Союза есть несимметричный и гораздо более дешевый ответ на СОИ? - В том числе и про нас...

     - Что же нам делать теперь? - Рассчитывать на себя. Прежде всего, мы должны восстановить, хотя бы частично, систему станций контроля за ионосферой. Мы просто обязаны знать, что с нами делают, какие эксперименты над нами проводят. Это - самое главное. Параллельно начать использовать наши наработки советских времен. Мы знаем, что надо делать, и умеем делать все необходимое для того, чтобы нейтрализовать запрограммированный эффект экспериментов, которые над нами проводятся. Наконец, если международное сообщество не захочет взять американскую программу HAARP под свой контроль, мы должны быть готовы к адекватному ответу. Чтобы некоторые горячие головы чуть-чуть остыли. Все возможности для этого у нас есть.

     - Кроме денег, я полагаю. Если американцы десять лет двигались вперед, а мы стояли на месте, то какие же средства нужно затратить, чтобы догнать их в один момент? - Совершенно небольшие по сравнению с тем, что США затратили на HAARP.

     - Ну, вы сравнили... У нас весь бюджет - около 70 миллиардов долларов.

     - И по сравнению с нашим бюджетом это небольшие деньги. И по сравнению с бюджетом Министерства обороны это небольшие деньги. Я не имею права называть вам конкретные цифры, но поверьте: такие средства России вполне по карману.

     - Юрий Митрофанович, а природные плазмоиды тоже нельзя увидеть? - Можно увидеть результат их взаимодействия с ионосферой.

     Это северное сияние.

     - И что же, искусственные плазмоиды мощнее северного сияния? - Да. Я говорил вам: в сто тысяч - в один миллион раз мощнее.


Рейтинг@Mail.ru